Deutsche Allgemeine Zeitung (russische website)

Дорогие читатели!  Актуальные новости Вы можете прочитать на новом сайте daz.asia !
Этот сайт еще некоторое время будет работать как архив.
«Это слишком дерзко» Версия для печати
Нелли Кнауэр   
30.12.2016
Статистика посещений (1870)

Архитектор М.Ф.Мауэр вошел в историю края благодаря реставрации медресе. | Фото предоставлено авторомСанкт-Петербургским окружным военным судом 11 августа 1887 г. по обвинению в «состоянии тайного общества с целью низвержения государственного строя» был осуждён к шести годам ссылки воспитанник 4-го Московского кадетского корпуса и Николаевского инженерного училища подпоручик Бессарабского полка Михаил Фёдорович Мауэр. Дворянин Московской губернии был разжалован в рядовые и отправлен в Туркестан.

 

Само провидение определяло его судьбу. Пройдёт время, и имя военного инженера, архитектора М.Ф.Мауэра, со дня рождения (1 ноября 1866 года) которого отмечается 150-летний юбилей, прочно войдёт в историю края, станет навсегда связано с одной из сокровенных святынь – медресе Мирзо Улугбека на площади Эль-Регистан в Самарканде. Он начал службу в Фергане. За отличие по службе и отвагу ему вернули утраченный чин подпоручика, затем был зачислен в запас, направлен в Новый Маргелан и назначен городским кокандским, позднее намангано-чустским архитектором. В отставку вышел в 1907 г.
и вместе с семьёй проживал в Коканде. Жена Серафима Васильевна (Благовещенская) – одна из первых русских женщин фельдшер-акушерка, в Туркестане с 1890 года, работала среди местного населения и пользовалась большим уважением жителей края, сын Фёдор – доктор биологических наук, специалист в области семеноводства, селекции, генетики и систематики хлопчатника, и дочь Елена.
Историки наших дней чётко фиксируют: М.Ф.Мауэр «застраивал Коканд», на запад от бывшего дворца последних кокандских ханов была проложена новая городская магистраль, застроенная капитальными зданиями европейского стиля, сохранившимися и доныне.
Знаний не хватало, и в 40-летнем возрасте любознательный, талантливый инженер М.Ф.Мауэр становится студентом Рижского политехнического института. После окончания вуза и возвращения в Туркестан, в 1916 году с семьей переезжает в Самарканд, где начинает работать по восстановлению многих архитектурных памятников мусульманского зодчества. Обширные знания в области архитектуры, математики и инженерной практики позволили ему разработать уникальную систему поворотного круга и с его помощью выпрямить не только наклоняющийся, но и разворачивающийся при наклоне вокруг своей оси северо-восточный минарет медресе, построенный Мирзо Улугбеком в 1417-1420 гг. на площади Эль-Регистан в Самарканде. Высота его составляла 33 метра. Для его восстановления в 1918 г. была создана специальная комиссия. Реконструкция минарета – беспрецедентный случай в инженерной практике, описание которого вошло во многие издания, в частности, отмечено в книге «Сто великих чудес света» (М. 1999). Француз, российский археолог, исследователь истории Туркестана и, по совместительству, агент французской разведки И.А.Кастанье, проводивший регистрацию памятников старины в Самарканде, считал невозможным его восстановление.
Военный инженер Б.Н.Кастальский, участник строительных объектов в Самаркандской области и инициатор создания комиссии для восстановления минарета, предложил разобрать и вновь собрать минарет. Но М.Ф.Мауэр считал, что такая реставрация фактически уничтожит памятник старины, на месте которого возникнет уродливый новодел, который уже не будет минаретом Улугбека. Он, напротив, предложил сохранить, выпрямить, удержать его в вертикальном положении. Споры между инженерами продолжались довольно долго. На многочисленные возражения скептиков М.Ф.Мауэр как-то запальчиво заметил: «Когда минарет будут выпрямлять, я готов стоять у его основания. А он и не переломится и не упадёт». В том же 1918 г. он разработал временное укрепление минарета в наклонном состоянии. Минарет был опоясан на половине его высоты деревянным корсетом, в виде оттяжек были использованы 24 толстых стальных троса весом до 36 тонн, притянутых к врытым в землю деревянным якорям.
В зимнее время они издавали заунывные, гудящие звуки, за что сооружение у местных жителей получило название «чёртова гитара». Тросы менялись несколько раз, но конструкция простояла
14 лет и остановила падение башни, наклон которой к тому времени составлял почти два метра.
М.Ф.Мауэр возглавлял архитектурную секцию при Самаркандском отделении Туркомстариса. Он провел большую, кропотливую, значительную по объёму работу по изучению архитектуры древних памятников края, обращался за консультацией к старожилам. Чтобы узнать дополнительные сведения о минарете и самому лучше улавливать смысл исторических текстов, он самостоятельно освоил персидский язык и прочёл массу литературы, посвящённой архитектуре края времён Тимуридов, привлёк к работам по реставрации памятников площади Эль-Регистан известных местных мастеров-каменщиков. Для того чтобы увязать между собой все расчёты, провёл измерения и вычислил истинный меридиан, проходивший через минарет. В местной газете было опубликовано сообщение о том, что на Регистане «разбит меридиан» (горожане приходили на площадь, чтобы потрогать эту географическую полоску – высеченный на мраморных плитах маленький крестик и два крохотных отрезка прямых линий).
В 1927 г. М.Ф.Мауэр неоднократно ездил в Москву, где его проект реставрации минарета получил технические доработки инженера В.Г.Шухова. «Первый инженер России» академик В.Г.Шухов –
автор радиобашни на Шаболовке в Москве – разработал систему наиболее «выгодного способа» реставрации. Он считал что «легче опустить минарет, чем поднимать его, и что следует как можно меньше перемещать массу минарета. На основании этого и был построен специальный поворотный круг для выпрямления минарета. Но когда он был доставлен на место в Самарканд, М.Ф.Мауэр обнаружил несколько неточностей, которые при практическом выполнении проекта могли привести к пагубным последствиям, оказаться роковыми для выпрямляемого минарета. В Москве вынуждены были согласиться с его расчётами. В этом же году надземная часть фундамента минарета была заключена в железобетонную обойму.
После доработки поворотного круга в 1932 году по проекту М.Ф.Мауэра и под его руководством была блестяще проведена операция по восстановлению минарета в строго вертикальное положение. «Огромный ствол минарета был целиком отделён от своего основания и закреплён на раме с шатунами. Вся повреждённая его нижняя часть от уровня фундамента на высоту нескольких метров была удалена. Её заменили капитальной железобетонной кладкой <...>
В течение нескольких часов ствол минарета медленно «качнули» в обратном направлении и выпрямили», – писал профессор Е.М.Массон, принимавший участие в этом процессе и единственный из исполнителей работы, кто оставил её описание («Падающий минарет», Ташкент 1968 г.). Минарет «поворачивался легко и был установлен вертикально». Поворот осуществлялся при помощи системы тросов, охватывавших его корпус. Несколько часов спустя тросы были убраны, затем был убран и деревянный «корсет», отмечал М.Ф.Мауэр в письме В.Г.Шухову, описывая технические подробности выполненной работы и некоторые возникшие в ходе её мелкие проблемы.
«Исходя из обстоятельств и по местным условиям работы производились медленно и с большими перерывами <...> выпрямление было начато 7 января после обеденного перерыва при довольно буйном ветре <...> и закончено 11 января в половине дня; <...> во время работ не обвалилось ни одного кирпичного осколка и, насколько можно было проследить, не появилось ни одной новой трещины <...> погрешность в определении центра тяжести минарета была невелика».
Благодаря смелости идеи, точности до миллиметра расчётов М.Ф.Мауэра с помощью простого, несложного по материалам способа был спасён исторический памятник средневекового зодчества края. Никогда и нигде в прошлом и в последующие годы мир не знал подобного приёма сохранения памятников. Австрийский инженер И.Шредер писал по поводу проектов выпрямления минарета: «Это слишком дерзко, противоречит законам тяготения. Минарет обрушится, как только его начнут поднимать».
Но минарет простоял более 80 лет, ныне верхняя его часть отклоняется в другую сторону, кто и как будет спасать шедевр старинного зодчества, пока не ясно. А тогда известный историк Д.И.Нечкин в своём письме от июля 1932 г. посчитал «своим долгом просить Наркомпрос Республики Узбекистан о «сравнении инженера Мауэра, – заведующего строительной секцией, выполнившего вполне самостоятельно все работы по такой опасной операции как выпрямление и реставрация падающего северо-восточного минарета медресе Мирзо Улугбека, в отношении оклада с научно-техническим руководителем», а археолог В.Л.Вяткин в ноябре того же года настаивал на необходимости «сохранить для работы в качестве руководителя работ по минаретам М.Ф.Мауэра». По проекту М.Ф.Мауэра была проведена также реставрация купола мавзолея Гур-Эмира, где покоится прах Амира Тимура и его потомков, но это было уже много позднее, в 1947 г., уже после смерти Михаила Фёдоровича, скончавшегося в 1936 г.
«Глядя на обновлённые шпили минаретов, – пишет наш современник, – будем помнить и о тех, кто в полуголодные годы сделал всё, чтобы потомки не потеряли эту красоту».
 

 assembly_2015.jpg   goetheinstitut.png  imh.jpg               
Яндекс.Метрика